Новости
» » » «Из моего мужа делают зверя». Интервью с женой офицера, взятого под стражу по делу солдата Коржича

«Из моего мужа делают зверя». Интервью с женой офицера, взятого под стражу по делу солдата Коржича

Павел Суковенко — единственный офицер из Печей, остающийся фигурантом дела о гибели Александра Коржича. Журналист Радио «Свабода» поговорил с его женой Маргаритой.

По последней информации из Следственного комитета, из так называемого «дела Александра Коржича» на данный момент выделены три уголовных дела (первоначально их было 16) в отношении трех военнослужащих. Они обвиняются в превышении власти с применением насилия, а также в превышении власти, имевшем тяжелые последствия (статья 455 часть 2 и 3 УК). Максимальное наказание за это преступление — 12 лет лишения свободы.

«Я люблю своего мужа в любом случае»

«Возили сегодня передачу мужу. Не всё взяли, но это потому, что я не знала нюансов, — рассказывает Маргарита. — Не в первый раз передачи вожу на Володарского, но каждый раз какие-то нюансы бывают».

23-летний старший лейтенант Павел Суковенко (новые погоны он получил всего за несколько месяцев до гибели Александра Коржича) за решеткой более четырех месяцев. Его задержали одним из последних, после волны задержаний сержантов и громких заявлений главы государства. Вместе с Суковенко был задержан еще один офицер из Печей — 28-летний капитан Вадим Ч. Капитана отпустили через две недели, Суковенко остался за решеткой и написал рапорт об увольнении из армии. До задержания он командовал ротой, в которой вместе с сотней других новобранцев служил Александр Коржич.

«О бытовых условиях в СИЗО Павел совсем ничего не пишет. О чувствах своих, переживаниях, и всё, — рассказывает жена задержанного офицера. — Конечно, муж переживает. Он всего себя отдавал службе, постоянно на работе. У нас и ссоры возникали из-за этого. Потому что Павел утром уходил, вечером возвращался»

 Павел Суковенко (в центре) во время службы. Фото информационного агентства «Ваяр».

Они поженились три года назад, до заключения брака были знакомы четыре года. Начали встречаться, когда Павел еще был курсантом академии. Впоследствии Маргарита поехала за мужем в Борисов, где молодая семья получила комнату в военном общежитии.

«К сожалению, вышло так, как вышло. Я не следователь не судья, чтобы судить, что там произошло на самом деле. Но очень обидно, что из моего мужа делают зверя, — говорит Маргарита Суковенко. — Будем ждать решения суда. Своего мужа я в любом случае люблю и знаю, что таким, как его сейчас описывают, он не был».

«О трагедии с Коржичем муж просил не расспрашивать»

Маргарита Суковенко говорит, что о ходе расследования почти ничего не знает. Адвокат дал подписку о неразглашении, поэтому новости она узнает из интернета. Следователи также ничего не рассказывают. Между датой, когда в Печах нашли тело Александра Коржича, и датой задержания его ротного офицера Павла Суковенко прошло две недели. Маргарита рассказывает, что в последние дни накануне задержания ее мужа часто допрашивали.

«О том, что произошло в части с Александром Коржичем, Павел почти не говорил. Сказал, что произошла трагедия, что нашли паренька, — говорит Маргарита. — А подробностей не рассказывал. После этого Павла часто вызывали на допросы и в Борисов, и в Минск. Можно сказать, он постоянно был на работе после того, что произошло, домой только ночевать приходил. И то регулярно ему кто-то звонил. Я пыталась узнать подробности, расспросить, что происходит, что с ним будет. Однако Павел просил ни о чем не спрашивать. Говорил, что ему и без того хватает вопросов. Я не особенно настаивала, понимала, что ситуация сложная».

«Через три дня нас выселили из общежития»

Вскоре после задержания Павел Суковенко подал рапорт об увольнении из армии. Его жена Маргарита не говорит, почему муж принял такое решение и самостоятельно ли он его принимал. Но решение это вылилось в новые проблемы для молодой семьи.

«Нас выселили из общежития через три дня после того, как Павел в СИЗО написал рапорт об увольнении из армии. Такая процедура, все по закону, — рассказывает Маргарита. — Мы должны были уехать, и, наверное, нельзя сказать, что нас выбросили на улицу. В общем, это не очень связано с делом Коржича, не думаю, что хотела бы говорить о своих собственных проблемах. Сейчас у меня уже все хорошо, мне есть где жить».

Кроме бытовых проблем, первое время после задержания мужа Маргарита Суковенко испытывала психологическое давление. В первую очередь в соцсетях. Было много негативных сообщений и комментариев. Сейчас их стало меньше, но полностью они не прекратились.

«Не угрожают уже, но в соцсетях периодически приходят сообщения и комментарии под фотографиями, — рассказывает Маргарита. — Знаете, очень сложно на эту тему говорить… Я видела, как муж относился к службе, что для него значит офицерское звание, служба. Поэтому очень тяжело это обсуждать. Очень обидно, что сейчас столько плохих слов в его адрес».

По словам жены задержанного, уже бывшего ротного офицера, особенно обидно читать комментарии о том, что офицеры в Печах наживались за счет новобранцев.

«Пишут очень много неправды, того, чего не было — говорит Маргарита Суковенко. — Даже не о самом деле, не о гибели Александра Коржича. О деньгах пишут, о том, что мы с мужем жили на квартирах и ездили на шикарных машинах за счет солдат. Это все ложь. Я работала в Борисове продавщицей. У нас не было лишних денег, самая обычная машина, мы жили в общежитии, в комнате 15 квадратных метров. Иногда с деньгами сложно было. Всё как у всех в наше время. И очень неприятно читать комментарии о том, что у нас где-то есть виллы».

Маргарита Суковенко не хочет разговаривать о том, как ей лично видится ситуации с обвинениями против мужа, и не отвечает на вопрос о возможной причастности к делу других офицеров, в том числе тех, кто был выше ее мужа по званию.

«Не кажется ли мне, что Павла пытаются сделать крайним в этой истории? Я не могу никого ни обвинять, ни оправдывать — говорит она. — Я не следователь, не судья. Пусть разбираются компетентные органы. Хотелось бы, конечно, чтобы были наказаны те, кто на самом деле виноват».

Следствие по делу о гибели Александра Коржича подходит к завершению. В следственном комитете обещают передать дело в прокуратуру, а далее в суд — приблизительно в конце марта.

По инф. Алеся Пилецкого, Радио «Свабода»главное фото  со страницы в социальных сетях


+1
 

Это тоже интересно

Редкая бразильская монета XIX века передана в брестский музей

Редкая бразильская монета XIX века передана в брестский музей

В числе предметов — икона 19 века «Двунадесятые праздники». Ее пытался незаконно вывезти из страны житель Украины. 13 орденов и медалей, обнаруженные у гражданина России на пункте таможенного оформления «Варшавский мост», а также редкая бразильская монета 1871 года «200-й рейс», которую перемещал без декларирования водитель-экспедитор из …

Добавить комментарий

Оставить комментарий