Новости

» » » Реконструкция начала войны в Брестской крепости: как это было 22 июня 2017 г. (видео)

Реконструкция начала войны в Брестской крепости: как это было 22 июня 2017 г. (видео)

Тот, кто хоть один раз был на реконструкции 22 июня в Брестской крепости, по-особому ценит мирную тишину.

Читайте также: 

Завтра была война... Реконструкция последнего мирного дня в Бресте

Шествие реконструкторов и последний мирный день на Советской в Бресте (видео)

Когда перед твоими глазами рвутся снаряды, бьётся в агонии пулемёт, и клубы сизого дыма не пропускают солнечные лучи, ты осознаёшь, как страшно на войне. А ведь это всего лишь реконструкция трагического события июня 41-го – вероломного нападения на СССР фашистской Германии.

 И хотя ты понимаешь, что мины инертные, патроны холостые, а кровь на гимнастёрках солдат бутафорская, от этого комфортнее не становится...

Напомним, что в реконструкции 21-22 июня приняло участие более 500 реконструкторов из Беларуси, России, Польши, Украины, Японии, Эстонии, Латвии, Литвы, Испании, Китая и Казахстана. Впервые к форуму присоединились клубы реконструкторов из Чехии и Словакии.

 Немного истории (из Википедии)

22 июня в 3:15 (4:15 по советскому «декретному» времени) по крепости был открыт ураганный артиллерийский огонь, заставший гарнизон врасплох. В результате были уничтожены склады, повреждён водопровод (со слов выживших защитников, вода в водопроводе отсутствовала ещё за два дня до штурма), прервана связь, нанесён серьёзный урон гарнизону.

 В 3:23 начался штурм. Непосредственно на крепость наступали до полутора тысяч человек пехоты из трёх батальонов 45-й пехотной дивизии. Неожиданность атаки привела к тому, что единого скоординированного сопротивления гарнизон оказать не смог и был разбит на несколько отдельных очагов.

Штурмовой отряд немцев, наступавший через Тереспольское укрепление, первоначально не встретил серьёзного сопротивления и, пройдя

 Цитадель, передовыми группами вышел на Кобринское укрепление. Однако оказавшиеся в тылу немцев части гарнизона перешли в контратаку, расчленив и почти полностью уничтожив атакующих.

Немцы в Цитадели смогли закрепиться лишь на отдельных участках, включая господствующее над крепостью здание клуба (бывшая церковь Святого Николая), столовую командного состава и участок казармы у Брестских ворот. Сильное сопротивление они встретили на Волынском и, особенно, на Кобринском укреплении, где дело доходило до штыковых атак.

 К 7:00 22 июня 42-я и 6-я стрелковые дивизии покинули крепость и город Брест, однако множеству военнослужащих этих дивизий так и не удалось выбраться из крепости. Именно они и продолжали сражаться в ней. По оценкам историка Р. Алиева, из крепости вышло около 8 тысяч человек, а осталось в ней около 5 тысяч.

По другим данным, на 22 июня в крепости находилось лишь от 3 до 4 тысяч человек, так как часть личного состава обеих дивизий была вне крепости — в летних лагерях, на учениях, на строительстве Брестского укрепрайона (сапёрные батальоны, инженерный полк, по одному батальону от каждого стрелкового полка и по дивизиону от артиллерийских полков).

К 9 часам утра крепость была окружена. В течение дня немцы были вынуждены ввести в бой резерв 45-й пехотной дивизии (135пп/2), а также 130-й пехотный полк, первоначально являвшийся резервом корпуса, таким образом доведя группировку штурмующих до двух полков.

 В ночь на 23 июня, отведя войска на внешние валы крепости, немцы начали артобстрел, в перерывах предлагая гарнизону сдаться. Сдалось около 1900 человек. Тем не менее, 23 июня остававшимся защитникам крепости удалось, выбив немцев из примыкающего к Брестским воротам участка кольцевой казармы, объединить два наиболее мощных из остававшихся на Цитадели очагов сопротивления — боевую группу 455-го стрелкового полка, возглавляемую лейтенантом А. А. Виноградовым (начальником химслужбы 455-го стрелкового полка) и капитаном И. Н. Зубачёвым (заместителем командира 44-го стрелкового полка по хозяйственной части), и боевую группу так называемого «Дома офицеров» — подразделениями, сосредоточенными здесь для намечаемой попытки прорыва, руководили полковой комиссар Е. М. Фомин (военный комиссар 84-го стрелкового полка), старший лейтенант Н. Ф. Щербаков (помощник начальника штаба 33-го отдельного инженерного полка) и лейтенант А. К. Шугуров (ответственный секретарь комсомольского бюро 75-го отдельного разведывательного батальона).

 К вечеру 24 июня немцы овладели большей частью крепости, за исключением участка кольцевой казармы («Дом офицеров») возле Брестских (Трёхарочных) ворот Цитадели, казематов в земляном валу на противоположном берегу Мухавца («пункт 145») и расположенного на Кобринском укреплении так называемого «Восточного форта» — его обороной, состоявшей из 600 бойцов и командиров Красной Армии, командовал майор П. М. Гаврилов (командир 44-го стрелкового полка).

В районе Тереспольских ворот продолжали сражаться группы бойцов под командованием старшего лейтенанта А. Е. Потапова (в подвалах казарм 333-го стрелкового полка) и пограничники 9-й пограничной заставы лейтенанта А. М. Кижеватова (в здании пограничной заставы). В этот день немцам удалось пленить 570 защитников крепости.

 Последние 450 защитников Цитадели были пленены 26 июня после подрыва нескольких отсеков кольцевой казармы «Дома офицеров» и пункта 145, а 29 июня, после сброса немцами авиабомбы весом в 1800 килограмм, пал Восточный форт.

Однако окончательно зачистить его немцам удалось лишь 30 июня. Оставались лишь изолированные очаги сопротивления и одиночные бойцы, собиравшиеся в группы и организовывающие активное сопротивление, либо пытавшиеся прорваться из крепости и уйти к партизанам в Беловежскую пущу (многим это удалось).

В подвалах казарм 333-го полка у Тереспольских ворот группа А. Е. Потапова и присоединившиеся к ней пограничники А. М. Кижеватова продолжали вести бой до 29 июня.

29 июня они предприняли отчаянную попытку прорыва на юг, в сторону Западного острова, с тем, чтобы потом повернуть к востоку, в ходе которого большинство его участников погибло или было захвачено в плен. Майор П. М. Гаврилов был пленён раненым в числе последних — 23 июля.

 Одна из надписей в крепости гласит: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII-41».

Сопротивление одиночных советских военнослужащих в казематах крепости продолжалось вплоть до августа 1941 года, перед посещением крепости А. Гитлером и Б. Муссолини. Также известно, что камень, который А. Гитлер взял из развалин моста, был обнаружен в его кабинете уже после окончания войны. Для устранения последних очагов сопротивления германское верховное командование отдало приказ затопить подвалы крепости водой из реки Западный Буг.

 Немецкими войсками в крепости было взято в плен около 3 тыс. советских военнослужащих (по донесению командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера, на 30 июня было взято в плен 25 офицеров, 2877 младших командиров и бойцов), 1877 советских военнослужащих погибло в крепости.

Суммарные потери немцев в Брестской крепости составили 1197 человек, из них 87 офицера вермахта на Восточном фронте за первую неделю войны.

 Наташа ПАРМОН (фото и видео автора)


+3
 

Это тоже интересно

В Пинске суд не вернул детей «маме с диагнозом» (но не из-за него)

В Пинске суд не вернул детей «маме с диагнозом» (но не из-за него)

Снежану у мамы забрали, когда ей был год и три месяца. По решению Дрогичинского райисполкома девочке дали статус ребенка, оставшегося без попечения родителей, в связи с тем, что ее мать имеет заболевание, «входящее в перечень заболеваний, при наличии которых родители не могут выполнять родительские обязанности». …