Новости

» » » «Красавцы» оставят его». Мария Колесникова дала интервью из заключения

«Красавцы» оставят его». Мария Колесникова дала интервью из заключения

Мария Колесникова, которая с 8 сентября 2020 года находится за решеткой, дала интервью изданию The Village Belarus.

Об оптимизме:

— Что касается моего оптимизма и способности получать удовольствие от жизни в любых условиях, не изменилось ничего. Если появляются проблемы, решаю. Если не могу ее сразу решить, делаю паузу, готовлюсь, жду подходящего момента и решаю. Я считаю, что тюрьма не место для слез и грусти, а смеюсь я также громко и от души. Спросите и сотрудников и следователей.

Что в тюремной жизни напрягает:

— Сильно напрягают две вещи: законы, которые не соблюдаются самой тюрьмой, как в случае моей встречи с адвокатом кабинете-душегубке, камеры с сигаретным дымом, ситуация книгами в Жодино, с письмами в СИЗО и тюрьме № 8. Понимаете, они воруют письма, и никто за это не отвечает. Сотни писем от сестры, папы, близких просто не дошли, как и мои им. Но вопиющие случаи, когда в декабре получила письмо №25, а феврале № 65 (имеется в виду от одного и того же адресата). Все письма первого класса с вложенным внутри конвертом первого класса, итого 80 оплаченных конвертов первого класса. Ни почта, ни начальники за это не ответили.

Второе, это отсутствие музыки, которую я очень люблю. Мир звуков, в котором я живу последние 30 лет, сильно отличается от того, что я слышу здесь. Отсутствие музыки и есть пытка. Спасает память, когда я закрываю глаза и слушаю внутри себя Баха, Моцарта и то, что я играла сама.

О Лукашенко:

— Человек, который сам себя называет диктатором, не доверяет никому, зная, что его могут предать. И это абсолютная правда. Красавцы оставят его и глазом не моргнут. Кто же захочет отвечать за кровь насилие и развал страны вместе с ним? Правильно, никто. А все эти бесконечные «ужастики», о танках, автоматах, Чаушеску, Каддафи из его уст — самое верное тому подтверждение. Он боится до ужаса, так как знает, что в конце концов останется совсем один.

О страхе:

— Как и любой нормальный человек время от времени я могу испытывать страх. Но страхи не связаны с тюрьмой, КГБ и людьми в масках. Когда понимаешь, что те, кто пытается тебя запугать, устрашить, на самом деле боятся больше, чем ты — страх уходит сам с собой. Не сразу, но уходит.

Когда последний раз плакала:

— В декабре, когда узнала о смерти любимого дяди от коронавируса. Это самое грустное в заключении — в такие трагические моменты невозможно быть рядом с близкими.

О дальнейшей политической жизни:

— Я буду поддерживать Виктора Дмитриевича и буду в команде, ведь это самая лучшая команда в мире. Посудите сами: за месяц Виктор Дмитриевич и Эдуард собрали dreamteam и это не просто профессионалы самого высокого класса в своих сферах, но и люди, для которых свобода, порядочность, достоинство и верность своим идеалам — принципы жизни. Виктор Дмитриевич и Эдик почти 9 месяцев за решеткой, полкоманды тоже, часть вынуждены покинуть свои семьи, дома, Беларусь, а часть героически осталась в Минске. Но работа ни не на день не останавливалась и мы не остановимся даже в таких условиях, продолжая идти к победе. Да, черт возьми, я счастлива быть вместе! Вся команда — Вы Герои! Так держать! Люблю вас!

Полностью интервью можно прочесть на сайте издания.


+2
 

Это тоже интересно

Солдат из Печей: "Я сам попросил прапорщика ударить меня электрошокером"

Солдат из Печей: "Я сам попросил прапорщика ударить меня электрошокером"

Мою мужскую гордость унизило бы, допустим, идти в наряд через сутки и мыть полы и туалеты в казарме. В армии нет дисциплины, всё, закончилась армия. Это было мерой воспитания. Вот вы получали ремня в детстве от мамы? А в армии нет матери. Все, кто пытается установить дисциплину, и есть твоя мама на полтора года. Кому-то это сложно понять, …