Новости

» » » Актёр Брестского театра Алексей Щербаков: у меня нет нелюбимых ролей…

Актёр Брестского театра Алексей Щербаков: у меня нет нелюбимых ролей…

Если честно, я не люблю брать интервью -- готовить заумные вопросы, чтобы показать свою эрудицию и то, что ты глубоко в теме. Но я очень люблю общаться с людьми -- никогда не знаешь заранее, в какие лабиринты заведёт тебя беседа и какие секреты перед тобой откроет.

 Узнав, что в центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина пройдёт встреча с ведущим актёром Брестского театра драмы Алексеем Щербаковым, я договорилась встретиться с ним перед мероприятием. И вот в уютном кабинете мы сидим за чашечкой чая (спасибо библиотекарям -- они самые гостеприимные люди, несмотря на маленький бюджет) и душевно беседуем.

 Я всё-таки пару крылатых фраз заготовила, типа «актёр должен заставить публику забыть о существовании автора, о существовании режиссёра и даже о существовании актёра» (Пол Скофилд) и «для хороших актёров нет дурных ролей» (Иоганн Шиллер), но так ими и не воспользовалась.

 Алексей -- актёр без актёрского образования и житель Бреста с почти 20-летним стажем без белорусского гражданства. Но это не помешало ему сыграть около 40 ролей в театре, сняться в 5 кинопроектах, поработать ведущим программы на телевидении, стать многодетным отцом троих детей и приобрести массу поклонников своего таланта (в чём, собственно, мы убедились на встрече). Однако, не будем забегать вперёд…

 Смотрите спектакли с Алексеем Щербаковым: 

Дави Обломова по капле! Рецепт от главного режиссера Брестского театра Тимофея Ильевского

Брестскому театру драмы - 75 лет! На юбилейный вечер пришли друзья и поклонники (видео)

Новый сезон в Брестском театре открыла «Мещанская свадьба» от Игоря Казакова

Премьера в Бресте! Французская комедия "Дорогое сокровище" по пьесе автора кинохитов

Премьера! «Волшебство под Новый год» случилось в Бресте

Утопить хандру в театре. В Бресте состоялась премьера комедии по пьесе Нобелевского лауреата Дарио Фо

Феминистки заплачут. Московский режиссёр поставил в Бресте спектакль «Невольницы»

Душа на разрыв. Последние дни жизни Есенина представили в Бресте

Что русскому хорошо, то немцу – Шиллер. Режиссёр из Германии поставил в Бресте «Коварство и любовь»

Шутка Чехова «Предложение» - премьера при аншлаге в Бресте

В Бресте презентовали музкомедию в подсолнухах «Жених на двоих»

 -- Алексей, я тут недавно узнала, что Вы, оказывается, учились на педагогическом, по какой специальности?

-- Я родился в городе Шуя (Ивановская область) и в 2001 году окончил Шуйский государственный педагогический университет. У меня была специальность для сельских малокомплектных школ. Это когда один учитель на всю школу. По окончании я должен был стать специалистом широкого профиля и преподавать физику, математику, технологию, экономику и труды.

-- Но в школу так и не попали?

-- Нет. Когда доучился до третьего курса, вдруг понял, что это не моё призвание, зачем мне занимать чьё-то место и работать в тягость. Кстати, недавно была одна публикация -- один мальчик, очень одарённый, которого чуть ли не компания Sony приглашала на работу, сказал: «Нет. Я хочу работать в школе»…

-- О, как бывает!

-- Да. И там стали все писать: да ты дурак, ты ничего не понимаешь в этой жизни, ты будешь нищебродом и т.д. А я написал своё мнение, что парень молодец. А кто эту страну будет поднимать, если не он? Да любую страну?.. Вот Ломоносов пошёл и поднял, правильно?..

-- Тем более, если это его призвание. Если он это чувствует, ему это нравится, несмотря на все трудности…

-- Конечно. Но у меня сложилось всё по-другому. Университет я всё-таки закончил. У меня был месяц отдыха, и я поехал в Беларусь.

 -- А почему именно в Беларусь? Родственники здесь?

-- Такая седьмая вода на киселе, но в принципе родственники. Моей родной сестры у мужа мать вышла замуж за заслуженного артиста Константина Ивановича Перепилицу. И вот они пригласили к себе внука, но т.к. он был маленький, возник вопрос: кто поедет с ним. Отправили меня, оболтуса -- раз институт закончил, пора в путь дорогу, мир посмотреть.

-- В Беларусь Вы тогда ехали в первый раз?

-- В первый. Я в Беларуси впервые увидел каштаны -- для меня это было прикольно: какие-то мелкие зелёные яблоки на деревьях.

-- А что, у вас там не было каштанов?

-- Нет, у нас не растут каштаны. Я ведь с Ивановской области, это такая средняя полоса, слякоть, холодно -- не интересно. А здесь всё было интересно… А потом Константин Иванович меня увидел, спросил, чем занимался в институте. Я ответил, что не столько учился, сколько занимался КВН. Он попросил: «Ну, покажи, что-нибудь…» Я ему кое-что прочитал, он позвонил Козаку (директору Брестского театра -- прим.авт.) и отвёз меня в театр. Я, между прочим, в театре до этого ни разу не был… Сан Саныч (Александр Козак -- прим.авт.) там посмотрел на меня: «Стихи какие-нибудь прочтёшь через пару дней?» -- «Прочту»… А после мы с Константином Ивановичем поехали на пляж, отдохнули так хорошо, позагорали. Он меня научил, как нужно всё делать на просмотре, и через пару дней я всё это, в меру моей распущенности, показал.

 -- А кто был на просмотре, кроме Козака?

-- Там был весь худсовет. Козак, Перепелица, Тамара Борисовна Левчук, Метлицкий -- пришли все «сливки», сидели и смотрели. Но так как «штанов» таких не было в театре -- 1 метр 83 см, симпатичный парень -- меня взяли. И сразу дали мне роль в спектакле «Страсти на Подмосковной даче» -- роль, которую играл Сергей Петкевич. Меня предупредили, что «Сергей Лаврентьевич -- звезда, тебе до него далеко, будешь плестись в хвосте». Я текст выучил, но ни одного спектакля не сыграл, потому что вскоре его списали.

 -- Вы раньше никогда не были знакомы с театром. И чем театр поразил?

-- Первый год, если честно, ничем. Мне дали роль какого-то пингвина в сказке -- бегать по сцене. Причём, эту роль уже кто-то играл, и я должен был просто повторить то, что делал предыдущий актёр. То есть не было развития роли от нуля и до завершения. Поэтому меня это не впечатлило. А потом Тимофей Ильевский решил ставить «Ромео и Джульетту». И я попал в массовку там бегать. Ромео был уже определён -- это мой шурин Александр Зеленко, сейчас актёр Купаловского театра. Меркуцио -- Олег Тибельцев. А Бенгольда играл какой-то актёр, я уже не помню кто, и что-то у него не получалось. В общем, Ильевский плюнул, всех нас, пацанов, выстроил (а нас тогда было человек 14 молодых, в том числе и студенты), каждому дал текст и устроил кастинг. До меня очередь дошла до самого последнего. И на следующий день, смотрю, висит приказ: того актёра снимают с роли, а меня утверждают. Чем я тогда поразил Ильевского, до сих пор не знаю. Но для меня это была первая полноценная роль в театре. А потом пошло и пошло.

-- Конкуренция, наверное, была в театре?

-- Да, тогда жив был Виктор Пискун, и мы оба такие типажи -- «герои-любовники», нас ставили в спектакли и туда, и сюда. И такая внутренняя конкуренция -- это хорошо, когда по-доброму, без чёрной зависти, без «а я тебе битого стекла в ботинки насыплю или майку порву»…

-- А что в театре бывает такое?

-- Сейчас нет. А тогда был случай -- на премьере спектакля «Ромео и Джульетта». Кто-то завязал узлами корсет последнего платья Джульетты. Актриса должна была выбегать за кулисы, быстро переодеваться, надевать красивое белое платье и снова бежать на сцену. Но платье надеть не удалось… Так что я ещё застал тот театр, о котором писал Станиславский.

-- Сейчас так уже не делают?

-- Нет, сейчас не делают. К сожалению, сейчас театром стали меньше интересоваться приходящие актёры. Я не знаю, кто молодым вбил в голову, что сюда идут за баблом. Театр это не тот путь.

 -- Театр -- это же призвание…

-- Верно, это призвание 100 процентов. И даже те, кто уходили из театра по разным причинам, говорят, что назад тянет неимоверно. Вот из последних ушёл Богдан Хомик -- замечательный актёр, перспективный, поющий, танцующий, пластичный. Но из-за того, что у него возникли жизненные проблемы (надо как-то устраиваться, зарабатывать деньги, а время идёт), он стал дальнобойщиком. У него сейчас есть деньги, он катается постоянно по Германии, а тоска не отпускает. Так же Саша Красносельский ушёл, сейчас томадит (зарабатывает ведущим на праздниках -- прим.авт.). А поначалу он женился, и тесть сказал, что актёр -- это не достойная работа для мужчины. И Саша стал делать окна -- его хватило только на месяц, а затем пошёл томадить. Но всё равно тянет туда, откуда ты начинал… Хотя я их понимаю, у меня самого большая семья, трое детей, и я часто думаю, что надо что-то кардинально в жизни поменять…

-- Нет, надо вырастить детей -- пускай дети идут работать…

-- Да, мы сейчас старшую отправляем в Польшу. У нас у детей у всех карты поляка. Думаем, там больше перспектив, там они смогут состояться.

 -- Алексей, а как Вы познакомились со своей женой?

-- Ой, это вообще такая история длинная…

-- В двух словах не расскажешь…

-- Да, не расскажешь. Хотя, если в двух словах: она меня прикормила эклерами.

-- Настоящая женщина -- знает дорогу к сердцу мужчины.

-- Знает. Татьяна Зеленко -- актриса театра. Я был здесь новый человек, мало с кем общался, но как-то затесался в компанию, где была она. И каждый раз она меня подкармливала -- то эклерчик принесёт, то ещё что. Знала, что живу в общаге, и подкармливала. И вот так «заметался пожар голубой».

 -- Интересно. Так Вы даже в общаге жили, а где?

-- Я много лет жил на ул. Папанина в газоаппаратовской общаге и очень благодарен администрации предприятия за то, что разрешали там приютиться бедным артистам. Долгое время там жил и Олег Бузук, он на новогодние праздники играл там Деда Мороза. Я в культурной программе задействован не был, но жить там мне разрешали.

-- Тяжело, наверное, жить с трудовым народом? У него свой уклад жизни, свои интересы.

-- Да, у них -- смены-пересмены, пару дней выходных -- это склянки-бутылки…Но человек ко всему привыкает -- жить можно. По крайней мере, ты знаешь, что у тебя есть свой угол, своя кровать, куда ты можешь прийти и упасть… У меня была одна большая проблема -- получить вид на жительство. Собственно, она постоянно возникает. И сейчас 23 числа истекает срок, нужно опять вид на жительство продлевать.

 -- Подождите, Вы столько лет в Бресте живёте, -- могли уже и гражданство получить.

-- Да, мог получить и думал об этом. И даже сходил в наше консульство, где мне сказали, что процедура стоит 350 у.е., длится год, но не факт, что гражданство мне разрешат сменить. И я подумал, в принципе, я имею такие же права, как белорусы, кроме того, чтобы занимать пост чиновника и голосовать за президента. А на местные выборы я имею право.

-- И вы ходите на выборы?

-- Постоянно. Я считаю, что это мой гражданский долг. Пускай будет твой голос значительным, не будет -- не важно. По крайней мере, для себя ты будешь честен, что ты сделал свой выбор.

 -- Я знаю, что Вы ещё в кино снимались, даже в фильме «Брестская крепость». Расскажите немного об этом.

-- Я вам честно скажу: в областных городах, не говоря уже про маленькие районные, очень сложно попасть в кино. Потому что это неплохая кормушка для столичных звёзд. Но бывает, они отказываются, чаще всего из-за того, что их не устраивают гонорары. Пять тысяч российских -- это для них копейки. Тогда в кадр попадаем мы. Есть в Минске такие кастинг-директоры, они нас знают и звонят: «можете приехать в такое-то время? Приезжайте».

-- Сложно работать перед камерой? В театре ведь её нет.

-- Сложно. Те люди, которые постоянно перед ней работают, чувствуют себя свободно, как в жизни. А мне сейчас поставь камеру, я буду трястись, волноваться, у меня будут губы пересыхать, потому что привычка нужна. Как телеведущие -- они каждый день перед камерой, привыкают. А я вот один раз сходил на «Утренний эспрессо», я не могу там сидеть, у меня зажим какой-то получатся, тем более что мне предлагали там быть ведущим…

 -- Так Вы же на телевидении работали.

-- Да это по молодости. Вёл программу «Желаю вам», благодаря Константину Ивановичу Перепелице, который позвонил редактору и сказал «парню надо подзаработать». На меня посмотрели, сказали: «В камере неплохо смотришься», и я стал читать поздравления. Наверное, оттуда у меня началась любовь к стихам, хотя там не те стихи, какие надо -- «любовь-морковь» и «кеды-полукеды». Но всё равно это была хорошая, интересная практика, по крайней мере, ты узнаёшь, как это всё работает изнутри.

-- Вернёмся к «Брестской крепости», куда попали на съёмки некоторые актёры театра: Чуриков, Бузук, Сорока и вы…

-- На съёмках кино в Брестской крепости, конечно, всё по-другому, -- всё серьёзно. Там была групповка, я был в команде Павла Деревянко, который играл Фомина. Там было очень интересно, высокий профессиональный уровень. К каждому -- индивидуальный подход, отдельный грим, ни одного плохого слова не скажут… 

 -- Сейчас у нас тоже снимают эпизоды фильма «Пальма» в аэропорту. Туда не пробовали?

-- В «Пальме» у меня сорвалась съёмка. Я полдня проторчал в аэропорту, а вечером у меня спектакль -- «Есенин», я говорю: не могу, я вас предупреждал, что только с 8 утра до 5 вечера, в 7 у меня спектакль. Они: «А может там у вас дублёр есть? А может спектакль перенести как-то?» Я говорю: дублёра нет, спектакль не перенести.

-- Вот что значит не иметь дублёра. Хотя трудно представить, что Есенина кто-то сыграет так, как Вы…

-- Да, получилось, как в том анекдоте, когда звонят актёру, предлагают за главную роль в кино миллион долларов, а он: «Не могу, у меня ёлки!».

-- Да, не могу -- у меня Есенин…

-- Есенин и ёлки! Сейчас перед новым годом идут репетиции новогоднего представления. Так что мы посмеялись-посмеялись и всё. Сергей Петкевич тоже пролетел со съёмками в «Пальме» -- потому что у него «Обломов».

 -- Да, театр заставляет жертвовать кино…Вы столько ролей в нём сыграли, а какая из них для вас самая близкая -- по духу, по состоянию души?

-- Начнём с того, что у меня нет любимых и нелюбимых ролей. К каждой роли нужно относиться с любовью -- ты в неё свою душу вкладываешь, чтобы она нашла отклик у зрителя. Можно, конечно, просто выйти и оттарабанить текст, но это не вариант. Надо искать какие-то подводные течения, надо ковыряться, надо всё время спорить с режиссёром… И у меня нет таких ролей, чтобы я мог сказать: вот в эту я вложил столько, а тут поменьше, потому что мне не хотелось… Есть у меня, правда, одна роль -- в «Дорогом сокровище», я до конца не понимаю её…

-- Это Вы там банкира играете.

-- Да, Морена -- непонятно какой ориентации. Но это комедия, режиссёра игра устраивает. А меня вот немного нет… Но если так, то мне нравится роль Антона Голубина, Сергея Есенина… Мы недавно были в Молодечно с обменными гастролями, с «Есениным» -- там зрители были просто в шоке.

-- Мы тоже здесь были в шоке на премьере…

-- После спектакля к режиссёру Валентине Ивановне Яновец подошли две женщины, одна говорит: «Вы знаете, я ученица Петра Фоменко, я приехала в Молодечно и пока смотрю, стоит ли мне здесь оставаться или нет. Я где-то полгода здесь сижу, смотрю, и мне это не нравится. Но то, что вы привезли…» И начинает мне дифирамбы какие-то петь.  И ты понимаешь, что даже те люди, которые учились в Питере, чувствуют уровень. А у меня спектакль закончился, и постскрипум я ещё читал несколько стихов Есенина. И она говорит: «Если бы вы и дальше читали -- все бы сидели и слушали»… Но, честно говоря, из-за того, что сцена новая, другая акустика и мы давно не играли спектакль, я что-то переволновался, и не мог долго прийти в себя. Я сижу в гримёрке -- меня трясёт. И я не знаю, что мне делать. Кто-то принёс стакан водки, говорит: «Возьми выпей -- тебя отпустит». Но меня отпустило только когда мы сели в автобус и поехали -- где-то на полдороги, за Барановичами мне стало легче.

-- Роль эта драматическая, сложная…

-- Да, тяжёлая. Я не скажу, что я мазохист какой-то, и мне нравится входить в это состояние и потом показывать. Но люди пишут, говорят, что такой спектакль нужен. А значит, я делаю правильно, значит, это должно быть.

 -- В свободное от театра время чем любите заниматься?

-- Я люблю рисовать.

-- Ух ты!

-- Да, я закончил художественную школу -- ещё в России. И жена как-то на день рождения -- на 30 лет -- подарила мне планшет аэрографический. И я вот сижу, рисую, фотошоплю, участвую в различных конкурсах.

-- А дети Ваши к творчеству имеют какое-либо отношение? По стопам родителей никто не хочет пойти?

-- Разве что младшая, Любаша, но ей всего 6 с половиной лет. Старшая Лиза (16 лет) и средний сын Глеб (12 лет) -- нет. Лиза у нас очень интеллектуальная, образованная, она учится на «восьмёрки», «девятки», самостоятельно выучила корейский язык…

-- Ничего себе!

-- И она полна стремления двигаться вперёд. Ей хочется в Корею, ей нравится восточная культура. Глеб пока не определился, куда ему направиться -- в силу возраста. А вот из Любаши может получиться -- она что-то взяла от мамы, что-то от папы, ей нравится играть. Но, если честно, мы не думали, что у нас будет какая-то династия, как, например, у Запашных или у других Щербаковых (известных российских актёров). Время покажет…

 За приятной беседой время летит незаметно. И не известно, сколько б мы ещё общались, если б Алексея не позвали на встречу со зрителями. В конференц-зале библиотеки был аншлаг! Гости сидели даже в проходах (гостеприимные библиотекари принесли стулья), и мне никак нельзя было лавировать между ними с камерой. Потому, пардон за «однобоковые» фото.

Бродила в лабиринтах откровенной беседы Наташа ПАРМОН (фото автора - со встречи и спектаклей)

 Кое-что об Алексее Щербакове:

Родился 25 мая 1978 года в г. Шуя (Ивановская область).

В 2001 году окончил Шуйский государственный педагогический университет.

По приглашению заслуженного артиста Республики Беларусь К.И. Перепелицы, пришел в Брестский академический театр драмы имени Ленинского комсомола Беларуси.

В 2007 году ему присвоена высшая актерская категория. С 2008 года Алексей - ведущий актер театра.

В труппе Брестского академического театра драмы с 2001г.

Играл в спектаклях: «Портной» (Карлос), «Любовью не шутят» (Альфред), «В объятьях Мельпомены» (Ковьель), «Бешеные деньги» (Глумов), «Ромео и Джульетта» (Бенволио), «Билокси» (Рой Сэлридж), «Беспорядок класса «Люкс», или Пляски с мертвецом» (Ронни), «Филумена Мартурано» (Риккардо), «Бременские музыканты» (Шут), «Дон Жуан» (брат Эльвиры), «Ретро» (Леонид), «Случай в зоопарке» (Джерри),  «Привет Мартышке» (Попугай), «Смешные деньги» (Билл), "Молодожены" (Глеб), "Оборванная нить" (Антон), "Три сестры" (Солёный), «Крошка» (Огюстен), «Преступление и наказание» (Полицейский), "Слуга двух господ" (Сильвио), "Играем в дружную семью, или Гарнир по-французски" (Робер), "На дне" (Пепел), "Рони и Бирк" (Маттис), "Игра любви и случая" (Дорант), "Малыш и Карлсон, который живет на крыше" (Карлсон), "Жених на двоих" (Антон), "Коварство и любовь" (Президент),  «Волшебство под Новый год» (Дед Мороз).

Работал на телевидении. Был ведущим поздравительной программы «Желаем Вам»,  вел цикл исторических программ о Брестской крепости.

В Брестском театре кукол  был занят в спектакле «Паляванне на зубра».

Сегодня в его репертуаре: "Пойти и не вернуться" (Антон Голубин), "Молодая семья снимет квартиру" (Начальник), "Предложение" (Ломов), "За крапивой берег" (Есенин), "Невольницы" (Мулин), «Не всякий вор -грабитель» (Мужчина), «Дорогое сокровище» (Морен), «Мещанская свадьба» (Муж), «Обломoff.ru»(Штольц).

 

 

 

 


+1
 

Это тоже интересно

На борту самолета умер двухлетний ребенок

На борту самолета умер двухлетний ребенок

Двухлетнему мальчику, находившемуся в салоне самолета, внезапно стало плохо и он умер. Бортпроводница пыталась оказать ему экстренную помощь в полете, на земле уже поджидала «скорая помощь», однако реанимировать малыша не удалось. Сообщается, что состояние малыша внезапно ухудшилось во время авиаперелета. Вероятная причина смерти: проблемы с …