Новости

» » » Дави Обломова по капле! Рецепт от главного режиссера Брестского театра Тимофея Ильевского

Дави Обломова по капле! Рецепт от главного режиссера Брестского театра Тимофея Ильевского

Как Чехов выдавливал «из себя по капле раба», так и нам, господа современники, нужно давить из себя по капле Обломова. Каждый день. Желательно -- с утра и натощак.

 Это то, что «доктор прописал» в лице главного режиссёра Брестского театра драмы Тимофея Ильевского, который собственноручно написал сценарий и поставил «рутинную трагедию в жанре русской дрёмы в 2-х действиях» (как обозначен спектакль в титрах). Как раз к 160-летию с момента публикации романа Ивана Гончарова «Обломов».

 Этот огромнейший роман, как считали мы в школе, когда его проходили (неподъёмнее разве что «Война и мир» Толстого), входит в трилогию вместе с «Обыкновенной историей» и «Обрывом», являясь её второй частью. И, надо сказать, что в школьном периоде я его осилила, что было сродни ученическому подвигу -- все 448 страниц мелким шрифтом в издании 1980 года.

 Засыпала, но читала, проникаясь двояким чувством (жалостью и возмущением) к главному герою. Юношеский максимализм, знаете ли, -- второе ощущение явно брало верх.

 И вот спустя …надцать лет я вернулась к «Обломову» -- на этот раз в постановке Брестского театра драмы. И удивилась, как можно было втиснуть почти 500 страниц (а в издании 2012 года -- все 640!) в 30-ти листовой сценарий, и при этом не только не исказить смысл эпохального произведения, но и раскрыть его для современного зрителя.

 И я ни разу не зевнула! Хотя обозначенный жанр «русской дрёмы» якобы должен соответствовать…

Гончаров писал своего «Обломова» 12 лет (с 1847 по 1859 год). Ильевский работал над написанием пьесы и постановкой 5 месяцев. Спектакль в 2-х действиях идёт 2 часа 40 минут. Обсуждать его можно часами и даже днями.

 Потому что в нём -- всё такое родное и до боли знакомое! Мягкий диванчик, с которого не хочется вставать. Уютный халат с жирными пятнами, который не хочется снимать. Проблемы со всех сторон, которые не хочется решать. И любовь, отрывающая от сладкого забвенья, которую проще прогнать, чем принять.

 Критик Добролюбов ещё тогда называл «Обломова» Гончарова «знамением времени». Что ж, история повторяется по спирали -- сегодня «обломовщина» с новым лицом, но старыми привычками.

И не важно, что 160 лет назад на диване валялись просто так, а сейчас с мобильником или пультом от телевизора. Суть остаётся прежней.

Радует только одно -- что не перевелись на земле Штольцы (в переводе с немецкого «штольц» -- гордость), благодаря которым эта земля всё-таки вертится и которые для «обломовщины» -- что углекислый газ с азотом для болота: запах неприятный, но стоячую воду будоражат.

А ещё во время спектакля я словила себя на Библейском откровении -- это же притча о талантах! Её знают все, даже неверующие -- когда хозяин таланты раздал, а сам уехал в далёкую страну. 

Один раб их закопал (чтоб сохранить), а другой -- пустил в оборот и приумножил.  И вернувшись хозяин отобрал талант у зарывшего и отдал его умножившему -- «ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет».

Так и Обломов лишился всего, что имел и мог иметь -- способностей, имения, денег, друзей, любви… А Штольцу «перепала» любимая женщина Обломова, а после ранней смерти главного героя и его сын Андрей, которого Штольцы взяли на воспитание. 

За кулисами

Самое сложное для журналиста -- это застать за кулисами после премьеры артистов, чтобы помучить умными (и не очень) вопросами. «Моветоном» считается, когда вслед за опущенным занавесом ты прямо из зала заходишь на сцену.

Но по-другому актёров не поймаешь -- если ты по всем правилам, с этажа на этаж, коридорами, дойдёшь до гримёрок, их уже и след простыл (как будто все в армии учились одеваться-раздеваться пока горит спичка!).

Так что в театральном «моветоне» я всегда первая, как говорится «пардон Пармон». На этот раз так быстро успела заскочить под занавес, что словила целый «любовный треугольник» -- актёров Сергея Петкевича (Обломов), Алексея Щербакова (Штольц) и очаровательную Татьяну Строк (Ольга).

-- Сергей, как вам роль Обломова далась? Вы такой активный человек, а тут большую часть лежали на диване?

-- Да, мы ему ручки-ножки обрубали на репетициях, а то он у нас очень подвижный актёр, -- смеётся Татьяна Строк.

-- А я считаю, что Сергей себя готовил с предыдущей роли -- с Пиньона. Он там уже привыкал к дивану немножко. Там он на диване сидит, а здесь уже лежит, -- подхватывает шутливый тон Алексей Щербаков.

-- Да целый год я готовился, -- поддерживает шутки актёров Сергей Петкевич. -- Вначале я в спектакле «Театр одного зрителя» сидел в кресле. В «Дорогом сокровище» сидел на диване. В «Мещанской свадьбе» привык к тому, что всё время на сцене. И вот тут, в «Обломове» -- то посижу, то полежу и со сцены не ухожу…

-- И всё-таки, если серьёзно, что было самым сложным?

-- Было тяжело, конечно. Материал очень неподъёмный. А самое трудное то, что я не вижу, что происходит на сцене. Я впереди лежу на диване, краем глаза вижу зрительный зал, а что у меня за спиной -- я не знаю. Иногда на репетициях голову подниму, гляну за спину -- там так всё интересно! И всё проходит мимо меня -- я всё время лежу и только представляю, что там совершается.

-- Ну правильно, как сам Обломов -- лежал и представлял всё время, фантазировал… Вообще, как считаете, «Обломов» сегодня актуален?

-- На 100 процентов! Через одного человека ткни -- попадёшь в Обломова.

-- Да, в каждом из нас живёт Обломов…

-- В большей или меньшей степени это так. Уж я какой лентяй, люди!.. Работа -- хоть одна отдушина, где можно побегать-попрыгать. Моё любимое занятие дома -- завалиться на диван, телевизор включить и всё.

-- Мне кажется, это любимое занятие дома любого мужчины -- прийти вечером, завалиться на диван…

-- …И думать крепкую думу о судьбе человечества. 

-- А вам как роль Штольца? -- обращаюсь к актёру сыгравшего положительного героя Алексею Щербакову. -- Критики того времени считали Штольца идеальным.

-- Пока работаю. Не скажу, что прямо я вот с ним сросся. Спектакль новый, нужно обкатать роль, проверить одно, второе, третье на зрителях.

-- Ну вы считаете, что Штольц -- идеальный человек, или просто другой -- просто немец?

-- Я считаю, что идеальный. Не хочу раскрывать всех секретов, что именно вкладывал в постановку режиссёр, но основные две канвы -- это «обломовщина» и ...

-- «Штольцевна», -- подначивает Сергей Петкевич.

-- Этакое противопоставление чувствуется с первых минут постановки. Политический такой спектакль получается…

-- Ну он и политический, и жизненный, -- говорит Алексей Щербаков. -- Вы посмотрите на наш автомобиль и на немецкий автомобиль -- разница есть. Хотя никто не запрещает делать, инвестировать…

-- Татьяна, у вас такая романтичная роль, -- обращаюсь к актрисе. -- Но Ольга в «Обломове» была и очень умной женщиной, образованной.

-- Конечно, она понимала Обломова и хотела его поднять с дивана, вытащить из болота. По роману он за ней бегал, они много времени проводили вместе, гуляли, общались… Ольга в романе в трёх частях присутствует. Жаль, что в спектакле её «обрезали» и действие очень быстро разворачивается: тут они познакомились, тут у них сразу любовь, тут уже расстались.

-- Да, то, что в школе читали особенно внимательно, тут прошло с ускорением… А как вы думает, кого Ольга любила по-настоящему -- Обломова или Штольца. Критики того времени много спорили об этом.

-- Я, наверное, отвечу словами Ольги: «Мне Бог послал эту любовь, и нужно любить». Но так получается, что Обломов не смог сделать определённые шаги к совместному счастью с Ольгой, поэтому верным спутником оказался Штольц.

-- Критики писали, что раз Ольга Ильинская, а Обломов Илья, значит, она предназначалась ему, -- поддерживает тему Алексей Щербаков. -- Но в романе есть место (в спектакле нет), где Штольц убеждает Ольгу, что её чувство к Обломову было ошибкой, а настоящая любовь -- это то, что у них.

-- Короче, вопросов много и в книге, и в спектакле -- пусть зритель сам разбирается, пусть думает.

-- На самом деле мы, как актёры, тоже не даём себе точного ответа, -- говорит Татьяна Строк. -- Мы тоже, каждый раз выходя на сцену, думаем, размышляем…

-- И в самой инсценировке нет точки, -- дополняет Алексей. -- Там идёт многоточие. У Гончарова там точка стоит -- с «обломовщиной» пора заканчивать, крепостное право отменили… А в нашем спектакле -- многоточие.

… Я возвращалась из театра поздно вечером, и холодный порывистый ветер пытался выдуть из меня тёплые мысли.

-- Ведь всё дело в халате! -- думала я. -- Как хорошо, что мой новенький, махровенький, уютненький халат (мечта любой Барби) уже лет 10 висит в шкафу. А вот надела бы я его сегодня утром, и на спектакль бы точно не попала.

Почему?.. Снимайте халат и идите в театр! А там ищите ответ и на этот вопрос.

До нового года премьера «Обломов.ру» пройдёт только 11 декабря. Не пропустите!

Боролась с халатом и «обломовщиной» Наташа ПАРМОН (фото и видео автора)

ПРЕМЬЕРА! "ОБЛОМОВ.RU" 16+ рутинная трагедия в жанре русской дрёмы в 2-х действиях

Постановщики:

Режиссёр-постановщик и автор инсценировки: Тимофей Ильевский

Художник-постановщик: Фёдор Колодич

Художник по костюмам: Ольга Алексеюк

Пластика: Ольга Жук

В ролях: Сергей Петкевич, Николай Маршин, Алексей Щербаков, Татьяна Строк, Татьяна Зеленко, Вячеслав Цыцковский, Олег Бузук, Сергей Кондратюк, Михаил Ильич, Геннадий Чуриков, Татьяна Волчецкая, Тамара Моисеенко, Иван Гизмонт, Евгений Богомолов.


+1
 

Это тоже интересно

Девушка представилась сотрудницей санэпидемстанции и оштрафовала магазин - её нашли

Девушка представилась сотрудницей санэпидемстанции и оштрафовала магазин - её нашли

Она представилась работником областного центра гигиены и эпидемиологии. "Проверив" торговый объект, указала на "нарушения" и сказала, что сумма штрафа составляет Br45. Работник магазина передала деньги неизвестной, и та вышла из торгового помещения. Каких-либо документов, подтверждающих факт проведения проверки или уплаты штрафа, девушка не …