Новости

» » » Неизвестные страницы истории Брестчины. Судебная тяжба из прошлого

Неизвестные страницы истории Брестчины. Судебная тяжба из прошлого

Несколько лет назад совершенно случайно мне в руки попала переписка адвокатов с клиентом, проживавшим на территории нынешней деревни Гусак Малоритского района в 1935-1937 годы. Пожелтевшие от времени почтовые карточки, письма, визитки и конверты передали мне знакомые, решив, что это будет мне интересно. Они не ошиблись.

Действительно, занимаясь адвокатской практикой, зная о том, что адвокатская профессия – одна из древнейших в мире (по мнению некоторых историков, мы уступили пальму первенства только «жрицам любви» и журналистам), я очень заинтересовался попавшими мне в руки документами, поскольку об адвокатуре Брестчины в довоенный период мало что известно. В архивах нет никаких данных о работе наших брестских коллег ни до революции 1917 года, ни в послереволюционные 1917-1921 годы, ни за период с 1921 по 1939гг., когда территория нынешней Брестской области была под властью Польши по условиям Рижского мирного договора от 18 марта 1921 года. Из секретной информации брестского поветового старосты полесскому воеводе о деятельности русских организаций в Брестском повете за 1930 год известно, например, что адвокаты Владимир Пантелеевич и Владимир Кольман были активными членами Русского благотворительного общества. Но о работе этих адвокатов, о каких-либо конкретных делах, которые они проводили, сведений нет.

Тем и ценна переписка, попавшая мне в руки, что она позволила прикоснуться к конкретному делу того времени, почувствовать стиль и методы работы адвокатов.

В указанных документах речь идет о гражданском деле по иску некоего Теодора Шалоника к Яну Шабалову о взыскании денежных средств в размере 4802 злотых, а также о других спорах двух этих семей, связанных по всей видимости, с получением наследства.

Тщательно изучив тексты посланий клиентам, написанные адвокатами тех лет Евгениушем Волковым (г.Брест) , его коллегами из Вильно Жуком (имя неизвестно) и Владимиром Мухановым, а также адвокатами Казимиром Змигродским (г. Бяла-Подляска) и Александром Вайнштейном (г. Варшава), я сделал несколько простых и вполне закономерных выводов.

Во-первых, адвокаты того времени были востребованы, активно оказывали гражданам юридическую помощь. Нередко они использовали возможность передачи дел своих клиентов друг другу, если финансовые возможности первых не позволяли пользоваться услугами одного и того же адвоката в различных судебных инстанциях. В городском суде, как правило, участвовал один адвокат, в окружном - другой, в апелляционном – третий в связи с тем, что эти суды находились в разных городах, а поездка в вышестоящий суд требовала дополнительных расходов клиента.

Во-вторых, гонорары за труд адвокатов были довольно высоки, но не заоблачные: за участие в судебном заседании городского либо окружного суда назначалось 40-60 злотых, за ту же работу в апелляционном суде – 75-100 злотых.

Для сравнения - один гектар земли стоил 610-830 злотых, плата за обучение ребенка в государственной школе составляла 200-300 злотых в месяц, а в частной гимназии 500-900 в месяц.

Структура судебной системы на территории Брестчины была следующая (поскольку переписка происходит из д.Гусак Малоритского района):в Малорите находился городской суд, в Бресте – окружной суд, в Вильно – апелляционный суд.

Интересно, что некоторые адвокаты в то время работали на улице Домбровского, ныне улица Советская города Бреста: на улице Домбровского 20 жил и работал адвокат Е.Волков, на улице Домбровского 19 – адвокат В.Пантелеевич. Отрадно отметить, что преемственность поколений по месту расположения адвокатских образований сохранилась: многие адвокаты Брестской областной коллегии адвокатов в настоящее время с успехом работают именно на улице Советской.

В-третьих, не без определенной доли юмора можно смело утверждать, что в финансовых отношениях адвоката и клиента с тех пор мало что изменилось. Разве что благодаря современным средствам связи эти отношения стали более динамичными (мобильная связь, электронная почта и другие возможности), тогда как в те времена стороны обменивались письмами и почтовыми карточками. К слову сказать, почтовые карточки адвокатов и бумага для писем были именными, напечатаны типографским способом, содержали их личные данные, адреса и телефоны. Но по содержанию своему переписка осталась прежней.

«Уведомляю Вас, что дело мы проиграли, однако я в силах осуществлять защиту далее, в связи с чем информирую, что составление апелляционной жалобы и участие в апелляционном суде будет стоить 100 злотых, но это только за одно судебное заседание, остальные буду считать по 75 злотых…», «10 сентября текущего года буду участвовать в калиграфической экспертизе, которая состоится в кабинете 207 апелляционного суда в Вильно, в связи с чем прошу перечислить мне 50 злотых гонорару…», «прошу перечислить мне 40 злотых гонорару за выступление в городском суде.»

Письма и почтовые карточки отправлялись клиентам заблаговременно, за 10-14 дней до слушания дела в судебной инстанции.

Чем закончилось дело Теодора Шалоника к Яну Шабалову о взыскании денежных средств, установить не удалось. Но из имеющихся данных следует, что в судах различных инстанций у адвокатов и их клиентов были и победы, и поражения.

К великому сожалению, мы не знаем, да и не узнаем никогда, как сложились судьбы ставших известными нам адвокатов. Тяжелый железный каток боевых действий неоднократно прошелся через Брест, трагически сказавшись на судьбах тысяч жителей города. Думаю, что наши коллеги-адвокаты не стали исключением и испытали на себе все тяготы этих исторических катаклизмов. Однако благодаря эху из прошлого в виде обнаруженных документов мы хоть минимально, но смогли прикоснуться к адвокатской деятельности тех лет, почувствовать и представить себе условия и стиль работы наших коллег, их профессионализм.

 

Юрий Бедуля, адвокат Брестской областной коллегии адвокатов 


+4
 

Это тоже интересно

Первоцветы могут обойтись в тысячу рублей

Первоцветы могут обойтись в тысячу рублей

Напомним, что сбор цветов и тех растений, которые занесены в Красную книгу Беларуси, запрещён. Штраф за сорванные растения-краснокнижники может составить от 460 рублей до 1150 рублей (ст.15.8 КоАП РБ). …