Новости

» » » Белорус стал главным дирижером Одесского театра оперы и балета

Белорус стал главным дирижером Одесского театра оперы и балета

Известный белорусский дирижер Большого театра Вячеслав Чернухо-Волич, обладатель медали Франциска Скорины, а также специальной премии президента за большой личный вклад в возрождение старинной белорусской музыки, стал главным дирижером Одесского театра оперы и балета. Это очень достойная позиция для талантливого музыканта. Хотя и жаль, что это случилось не на родине, что Вячеслав Иванович теперь реже будет появляться в Минске. Впрочем, жизнь сейчас мобильна, а возраст маэстро довольно далек от почтенного, и мы, в конце концов, можем надеяться на будущее. А пока что – Одесса, старинный театр с уникальной акустикой, которая позволяет доносить даже шепот со сцены в любой уголок зала.
Но главное – его музыкальная история. В Одесском театре дирижировал сам Чайковский, а также Римский-Корсаков, Рахманинов, пели Федор Шаляпин, Саломея Крушельницкая, Леонид Собинов, танцевали Анна Павлова и даже Айседора Дункан. Великая Елена Образцова после своего первого выступления в одесском оперном сказала: «Я пела практически на всех сценах мира, и я отдаю предпочтение вашему театру даже перед венской оперой, сооруженной по проекту тех же архитекторов». Что ж, а теперь в его историю навсегда будет вписана и фамилия нашего соотечественника Вячеслава Чернухо-Волича.
– Вячеслав Иванович, надо отдать вам должное, вы в профессии никогда не были лежачим камнем, который у моря ждет шампанского и хорошей погоды. Вы дирижер востребованный: уже несколько лет параллельно с белорусским Большим работаете в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. А это, скажем без ложной скромности, – элитный эшелон.
– Карьеру в Минске дирижеру сделать непросто. Можно, конечно, но сложно – театров и симфонических оркестров у нас мало. А самое главное, если замыкаешься в одних стенах и не общаешься с масштабными музыкантами, художниками, режиссерами, ты сам себе становишься не очень интересен. Твой внутренний мир не развивается, остается таким… ммм…
– Не будем бояться этого слова – провинциальным.
– Да, обособленным. И те, с кем ты работаешь, это тоже начинают остро чувствовать. У них тоже – у солистов, оркестрантов – пропадает интерес к тебе, как к творческой персоне. Поэтому надо идти за горизонт.
– Выходить из домашней зоны комфорта. Итак, вы стали главным дирижером, но для этого участвовали в конкурсе. И победили! А вы знаете, кто был вашим конкурентом?
– Из известных нам персон в этом конкурсе участвовал бывший главный дирижер нашего Большого театра оперы и балета Виктор Плоскина.
– О, какой интересный узел! Он сейчас ищет работу…
– Но в очном поединке с абсолютно непредвзятым и не ангажированным жюри победил ваш покорный слуга. Конкурсную комиссию, как правильно называлось жюри, возглавлял очень уважаемый маэстро, главный дирижер Кишиневского театра оперы и балета Андрей Юркевич. Он выпускник Львовской консерватории, теперь много работает в Италии, поэтому на постсоветском пространстве не частый гость.
– Вы, наверное, думали, что место отдадут обязательно украинцу, своему соотечественнику?
– Нет, так я не думал. Просто конкурс, как вы понимаете, – дело непредсказуемое. Я, признаться, даже раздумывал, участвовать ли в нем. Но меня убедили коллеги из Одессы, которые прямо-таки настояли на этом шаге. Они сказали: «Вячеслав Иванович, нам нужен такой музыкант, как вы». Я благодарен им за поддержку.
– Это важно. Вы давно заслужили пост главного. А работать еще и в таком городе, как Одесса…
– Я очень люблю этот город. Если удастся до начала сезона, который стартует в театре очень рано – 1 августа, я обязательно искупаюсь в Черном море. И поем черешни, если она еще не исчезла с рынков. Когда-то с супругой свое первое путешествие, как только у нас появилась машина, мы совершили именно в Одессу. Это было начало девяностых. Могу сказать, что по сравнению с теми годами город изменился в лучшую сторону, исторический центр привели в порядок. Правда, дорог это касается в меньшей степени, они как были, так и остались южными, немножко советскими. А во всем остальном – это уютный европейский город с архитектурой середины XIX века.
– Я прочитала, что Одесский оперный театр в нынешнем виде построен в 1887 году, а работает он вообще с 1810 года, то есть даже раньше, чем французский оперный театр, который известен теперь как «Опера Гарнье».
– Сейчас мы открываем 210- й сезон – представляете? Это вызывает определенные эмоции, правда?
– С удивлением узнала, что в Одесском театре оперы и балета генеральный директор женщина – Надежда Бабич. Не часто встретишь женщину на такой работе, я лично и не припомню подобных примеров.
– Почему? А Галина Генриховна Вагнер у нас в середине двухтысячных? Потрясающий директор театра оперы, когда он существовал отдельно от балета. Мы с ней ездили даже на гастроли в Таиланд. Она мудростью и женской теплотой сберегла наш коллектив в тяжелейший период реконструкции, когда мы были бродячей труппой без сцены. Это было самое тяжелое время для Большого. Ведущие мастера в такие периоды сразу стараются найти новую работу, новую сцену, и их за это нельзя упрекать, потому что творческий век солиста на самом деле не так уж и долог. И каждый хочет использовать свои творческие годы с максимальной отдачей.
– Но вернемся в сегодняшний день. Каковы ваши творческие планы в Одессе?
– После объявления результатов мы тут же сели с директором театра и в течение трех часов обсуждали мою творческую судьбу. Меня надо срочно вводить в репертуар, но афиша Одесского оперного уже сверстана до октября. Туда нужно войти, ничего не сломав. И в то же время заявить о себе. Конечно, я хотел открыть новый сезон сам. Но на эту дату уже был приглашен дирижер из другого театра. Поэтому я стану за пульт 3 августа и буду дирижировать спектаклем «Кармен» в новой должности в новом театре. И свои планы буду формировать уже на вторую половину сезона.
– А вы будете появляться в белорусском Большом?
– С генеральным директором Владимиром Павловичем Гридюшко мы договорились, что это будет периодически происходить.
– Как вы считаете, что для Одессы в вашей творческой биографии было особенно привлекательным: работа в белорусском Большом театре или работа в Москве в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко?
– Думаю, ни то, ни другое. Москва сегодня вызывает у них понятное настороженное отношение, которое распространяется и на эмоциональный уровень. Но руководство прекрасно понимает, что творческий уровень московского театра, безусловно, высок.
– А вы хотите и в Москве в дальнейшем оставить за собой творческую площадку?
– Я хочу не только оставить, но и расширить ее! Мы договорились продолжать там творческие отношения. Но, конечно, это вопрос сложный, я должен соотносить свои желания с реалиями. В первую очередь надо полностью отдаться Одесскому театру, тем более у меня много идей. Так что решение совмещать несколько сценических площадок будет даваться непросто. Но современный дирижер должен быть в обойме.

0
 

Это тоже интересно

Такая жизнь: жена задушила бывшего мужа из-за полбулки хлеба

Такая жизнь: жена задушила бывшего мужа из-за полбулки хлеба

Все это случилось вечером. Труп пролежал дома всю ночь, и только ранним утром экс-супруга сообщила в милицию, заявив, что супруг покончил с собой.  …