Новости

» » » Премьера в Бресте! «Сережа очень тупой» - абсурд, где слишком много смысла

Премьера в Бресте! «Сережа очень тупой» - абсурд, где слишком много смысла

Ребята, нужно меньше смотреть примитивных голливудских фильмов и чаще ходить в театр. Там тоже есть роуд муви (road movie - англ. «дорожное кино»), и в нём можно даже поучаствовать.

 Как, например, в постановке Дениса Фёдорова «Серёжа очень тупой» по одноимённой пьесе модного нынче современного драматурга Дмитрия Данилова.

Между прочим, этот сценарий в Даниловской голове возник однажды утром, когда его разбудил телефонный звонок: «Я курьер. Вам посылка. Вы дома? Можно подъехать? Прекрасно! Я у вас буду в течение часа. Устраивает

Как вспоминает драматург в одном из своих интервью:

-- Разговор закончился, и я, все ещё лежа в постели, подумал: какая интересная фраза – «Я у вас буду в течение часа». Это ведь можно по-разному понять. Было бы прикольно, если бы курьер приехал и как-то проник ко мне в дом, убедил бы, что его надо впустить, и сидел бы у меня в течение часа. Какая интересная коллизия! А ещё лучше, если бы не один курьер одну посылку доставлял, а, например, трое. Целая бригада курьеров. И интересно, как на все это человек может реагировать. Так что к тому моменту, как курьер приехал, я уже фактически придумал пьесу. Осталось только додумать какие-то частности

 Так, из простой фразы, которую каждый день слышат миллионы людей по всему миру, вдруг родился безумный сценарий -- пьеса-абсурд, которая сразу влюбила в себя режиссёров, ибо, как известно, у абсурда всегда слишком много смысла. Или смыслов -- каждый находит и себя, и для себя.

 -- Пьеса известная, автор известный. Почитал, решил поставить, -- брестский режиссёр Денис Фёдоров лаконичен. -- Начали репетировать ещё в феврале урывками. Вначале сложности были в коллективе -- пьеса ведь неоднозначная. Что получилось -- вы увидели. Я надеюсь, что она найдёт своего зрителя.

На премьере малый зал Брестского театра драмы был традиционно переполнен. По задумке действо происходило в центре сцены на квадратном подиуме, вокруг которого расположились зрители -- и на твёрдых стульях, и на мягких креслах-мешках.

 К слову, я поёрзала и там, и там, чтобы снять разные ракурсы, и скажу, что пьеса «с пола» (на мешках) и со скамейки воспринимается совсем по-разному -- попробуйте поэкспериментировать.

 Итак, немного о сюжете. В пьесе курьеры приходят к молодому успешному программисту Серёже с посылкой «в течение часа». То есть сидят у него целый час, рассказывают о себе, вызывают (или призывают) Сергея к ответным откровениям, играют с ним в города, пьют чай с его женой, где-то искренничают, где-то манипулируют -- в общем, нескучно проводят время.

В конце «прозаседавшегося часа» отдают ему посылку. Которую Серёжа не заказывал. В которой что-то шевелится. И которую слишком умный программист под воздействием жены так и не отваживается открыть. Всё.

Остальное должен додумать зритель. А думать ему, поверьте, придётся немало. Например, что это за контора доставки, которая присылает по три человека к адресату с одной посылкой? Почему они приходят с посылкой, которую никто не заказывал? Откуда у них понятие, что «в течение часа» -- значит, час сидеть с клиентом, а «в течение трёх суток» -- жить в его квартире трое суток? Почему старший курьер всё время вспоминает советское прошлое и сравнивает с ним настоящее? Почему они поют казачью песню? Почему играют в города? Почему Серёжа тупой, если он такой умный программист? И, наконец, что в этой загадочной посылке лежит?!.

… Зритель всё ещё надеялся на продолжение, хотя главного героя унесли в деревянном ящике и софиты погасли. И даже на поклоне публика аплодировала стоя с очень интересными выражениями на лицах. Недоумения. Ожидания. Осмысливания. Но никак не разочарования.

Думайте, господа, думайте! И почаще ходите в театр. Чтобы думать и обмениваться мыслями. Ведь общение -- это получение информации, а не сбор «лайков» в Инстаграмм.

Пока зрители расходились с лицами как от Роденовского «Мыслителя», я заглянула за кулисы. Чтобы поздравить всех с премьерой и, конечно, немножко попытать разными вопросами. 

 Первой в извилистом лабиринте театральных коридоров оказалась гримёрка, которую делили два курьера из троих -- актёры Вячеслав Цыцковский и Иван Гизмонт.

-- Как Вы восприняли эту пьесу? -- спрашиваю у Вячеслава, -- она ведь неоднозначная…

-- Я воспринял задумку режиссёра как очень интересную. Современная драма живёт реальностью, а театр не может уходить далеко от реальности. Я считаю, что этот спектакль -- это успешно, это то, что нужно, ведь без постановок новой драмы театр превратиться в музей. А театр и музей -- это несовместимые вещи.

-- Работалось легко над ролью?

-- Да, легко. Но сложность заключалась в том, что в этой пьесе есть некие скрытые подтексты, которые приходилось расшифровывать. Очень большой объём, и шифры можно отнести к разным вещам. И в итоге приходилось выбирать -- какую интерпретацию показать. А это сложный выбор, как в актёрском, так и в режиссёрском плане. Ну и каждый вынес что-то своё -- это безусловно.

 -- Мне кажется, эта пьеса каждый раз будет по-новому играться…

-- Безусловно, будет новая игра. Спектакль происходит в тесном окружении зрителя, а зритель каждый раз новый, реакция зрителя всякий раз подбивает на новую игру, и даже текст звучит по-другому… Ну и как новая драма пьеса актуальна сейчас, и я думаю, что для каждого, кто придёт на спектакль, она найдёт отголосок в себе. Ну, это конечно же код -- его надо расшифровывать.

-- В пьесе идёт сравнение с советскими временами, Вы их, конечно не застали…

-- Да, я родился в 1989 году, и эти времена не застал, но могу их представить. В пьесе, действительно, есть такая параллель, пересечение трёх различных поколений в образе трёх доставщиков -- старшего, среднего и младшего. Но их объединяет одно стремление -- донести что-то этой семейной паре -- то, что находится в посылке.

-- А вот лично Вы как думаете, что было в посылке?

-- Для меня эта посылка как скрытые возможности, которые они побоялись раскрыть. На мой взгляд, замечательно был сделан этот квадрат -- зона комфорта, из которой главный герой не хочет выходить. И эта посылка -- это новая возможность, она живая. Новая возможность -- всегда живая. И боязнь пересиливает любопытство, пересиливает желание её открыть.

 -- Иван, как Вам далась эта роль, Вы же привыкли принцев играть, романтиков, а тут какой-то непонятный доставщик? -- подшучиваю над Иваном Гизмонтом, который сыграл самого младшего курьера.

-- Очень легко, -- парирует Иван в ответ. -- Здесь я практически играл самого себя. Я сам 1994 года рождения, а в пьесе -- 1995-го. Родом я также с небольшого города. Постоянно сижу в телефоне. В телефоне -- вся жизнь моя. Так что мне было очень просто играть самого себя.

-- Да, хотите узнать, какой Иван Гизмонт на самом деле -- сходите в театр и посмотрите спектакль, -- шучу я. -- Ну а Вам самому пьеса понравилась?

-- Да, конечно. Хотя была в пьесе какая-то непонятность, недосказанность, но всё обдумывалось, расшифровывалось и привело вот к такому результату.

-- И контрольный вопрос -- я его сегодня всем задаю: что было в ящике, по Вашему мнению?

-- Честно говоря, не хотел бы я говорить, чтобы не наводить зрителей на мои мысли, у них должны быть свои. Скажем так: для меня там было что-то живое…

Гримёрка исполнителя главной роли Михаила Ильича ютилась в самом конце коридора.

-- На первой читке пьеса мне показалась очень странной, я подумал, эта современная драматургия, наверное, не для меня, -- делится актёр. -- Но как только начали работать, пьеса стала нравиться всё больше и больше. И в этом заслуга режиссёра -- он сам прочёл и влюбился в эту пьесу, а потом и нас влюбил.

-- Михаил, а режиссёр Вас сразу взял на главную роль?

-- Нет, он менял нас на читке. И вначале я вообще не рассматривался на эту роль. Но в процессе репетиций она досталась всё-таки мне.

-- А в жизни Вы такой как Ваш герой Серёжа? Вы за компьютером время проводите?

-- Нет, я с компьютером стал знакомиться, можно сказать, пару месяцев назад.

-- Да не может быть…

-- Нет, я, конечно, знаком с компьютером -- как пользователь, но я не программер. И в игры не особо люблю играть компьютерные… А теперь я даже начал чуть-чуть изучать программирование -- мы добавили в пьесу немножко текста, чтобы она звучала реалистичнее. И если я говорю «фичи», то я интересовался, что это такое, и даже ходил на тусовки, где собираются программеры, чтобы что-то у них подловить.

-- Говорят, что программисты -- вообще своеобразные люди…

-- Они разные, как и мы, артисты. Но, конечно, есть общие черты, которые их объединяют -- у них свои интересы, свой жаргон, свои шутки.

-- А что для Вас было в ящике? Я сегодня ко всем пристаю с этим вопросом…

-- Я не могу ответить на этот вопрос…

-- А другие уже ответили.

-- Они могут -- они курьеры, они знают, что там было. А для меня то, что в ящике, -- это загадка.

-- Хорошо. Но хотя бы скажите: опасное там было, неопасное? Живое -- неживое?...

-- О, Вы хотите меня расколоть -- не получится, -- смеётся Михаил. -- У каждого там будет своё -- однозначного ответа нет. И мнения о спектакле будут неоднозначные. Кому-то пьеса не понравится вообще, а кто-то скажет: да, это что-то новое, это взрыв. Спектакль заставляет думать. И мы, актёры, много думали об этом спектакле, много общались перед репетициями. И это здорово. Мы получили много новой информации в процессе общения на разные темы. И это важное в пьесе -- зритель должен думать.

 Художника-оформителя Фёдора Колодича удалось словить в коридоре.

-- Очень интересная задумка с ящиком, в котором выносили на сцену главного героя. Кому она пришла на ум?

-- Это рождалось в плане нашего общения и обсуждения, потому что у самого автора Данилова Серёжа так не появляется. И мы таким образом думали визуально замкнуть сюжет, сделать его более сюрреалистичным -- чтобы зритель задумался, что же было в основном ящике, который доставили главному герою.

-- Сценография в спектакле весьма лаконична…

-- У спектакля был скромный бюджет, поэтому декорации создавались методом подбора -- брали старые предметы, декорации, переделывали.

-- В принципе, большего и не требовалось -- смысл постановки ведь не в декорациях…

-- Ну да. Вы не забывайте, что сейчас эпоха постмодерна -- эпоха цитат, в том числе и в декорациях. Стиль был выбран лофт -- сочетание каких-то старых форм, предметов, фактур с новыми, более глянцевыми. Сами декорации представляют собой подиум, экран, ящики -- это предметы, которые, на мой взгляд, символизируют какие-то границы главных героев, границы их комфорта, границы их жизни, их мышления и смысла. Некоторые границы обязательно надо преодолеть, а некоторые ни в коем случае не переступать. И об этом, мне кажется, спектакль, ведь выбор -- это то главное, что есть у человека, и в ракурсе какой-то Библейской тематики, и в ракурсе современной социальной культуры.

-- А для Вас что там, в ящике?

-- Инициация. Мне кажется, что в этом ящике был в какой-то степени герой сам. И чтобы его открыть, ему нужно было побороть, преодолеть себя, может, в чём-то умереть, а в чём-то наново ожить. Есть такое выражение: что для гусеницы смерть, то для бабочки начало жизни.

С началом новой жизни вас, зритель -- жизни думающего человека! Почаще ходите в театр. Да, премьера роуд-муви «Серёжа очень тупой» в мае состоится ещё 24 числа -- не пропустите!

Обязательно открыла бы таинственную посылку Наташа ПАРМОН (фото и видео автора)

ПРЕМЬЕРА! "СЕРЁЖА ОЧЕНЬ ТУПОЙ" 16+ роуд-муви

Сценарий: Дмитрий Данилов

Режиссер-постановщик: Денис Фёдоров

Художник-постановщик: Фёдор Колодич

Художник по костюмам: Татьяна Корвякова

В ролях: Михаил Ильич, Иван Гизмонт, Геннадий Чуриков, Вячеслав Цыцковский, Евгения Годун

 


0
 

Это тоже интересно

В Березовском районе опрокинулась лодка: один рыбак утонул, трое в больнице

В Березовском районе опрокинулась лодка: один рыбак утонул, трое в больнице

Было установлено, что на расстоянии 700 м от берега опрокинулась алюминиевая лодка, в воде находились четыре человека. Они были доставлены на берег и переданы бригадам скорой медицинской помощи. После реанимационных мероприятий медики констатировали смерть мужчины 1973 года рождения.  …